08:33 

Без названия

Лучафэрул
I am the son of the wind and rain (с) | Кофе, трубка и Армагеддон - неплохое начало для эры любви без закона (с) Калугин
Глава 1.

В то утро Кристи Майлз проснулся ещё затемно. Спать не хотелось совершенно. Побродив немного по комнате, собрав разбросанную одежду и кое-как приведя себя в порядок, он спустился вниз, на кухню. Не зажигая свет, на скорую руку приготовил себе кофе и уселся с дымящейся кружкой ароматного напитка на подоконник.
За окном шёл дождь. Серый, муторный, мелкий дождь середины ноября. Он начался ещё прошлым вечером и кажется, собирался продолжаться вечера эдак до следующего.
Скучно.
Кристи отпил кофе.
Он любил вставать рано, несмотря даже на то, что потом весь день хочется спать. Рано утром никто не шумит, не включает телевизор, радио, не стучит в дверь и не лезет с расспросами и увещеваниями. Ещё часика три и начнётся... Придёт молочник, и матушка будет громко смеяться его шуткам и любезностям, а потом не менее громко греметь посудой. А потом будет звать завтракать. И если отказаться, то следующие полчаса придётся слушать жалобы на его, Кристи, нечеловеческую худобу, нездоровье и неуважение к труду матери. После обеда, конечно же, зайдёт соседка, мисс Эвенстин, и они с матушкой будут пить чай с какими-нибудь приторными кексами. И обсуждать его. Матушка вообще чаще всего обсуждает с приятельницами или журнал «Секреты домоводства», или подробности личной жизни соседей или его, своего сына. Таким образом, неловкие паузы в их разговорах на его памяти не повисали никогда. Где уж тут, когда такой благодатный материал для чесания языком.
Кристи скривился и отпил кофе.
Матушке было едва за сорок. Она вполне неплохо выглядела, была действительно неплохой хозяйкой и заботливой матерью. Портили её только любовь к сплетням и неуёмность в попытках сделать из Кристи «человека». Пока с ними жил отец, она была спокойнее. Но отец ушёл от них десять лет назад, и матушка стала заполнять оставшуюся после его ухода пустоту сыном и соседками.
Кристи всё понимал, но всё равно уставал и раздражался.
Через неделю ему будет 19. Школа давно позади, а учиться дальше не пустила матушка, ссылаясь на его слабое здоровье. Слабое здоровье выражалось в склонности к осенним простудам, которые Кристи переносил сравнительно неплохо, сваливаясь в постель не больше чем на три-четыре дня раз в месяц, но матушка считала это достаточной причиной для того, что бы сын сидел дома под её неусыпным контролем. По её словам он с детства болеет, потому что слабенький и слишком мало ест. По его собственному мнению – потому что его слишком тепло кутали и слишком много опекали. Но его мнением матушка предпочитала не интересоваться. Однако Кристи не удавалось не только учиться. Работа ему так же не светила. По тем же причинам. Благо в средствах семья Майлзов стеснена не была – фирма дедушки Кристи, которой заправлял его дядя, матушкин родной брат, души не чаявший в сестре и племяннике, приносила стабильный и вполне солидный доход, которого хватало и дядюшке, и им.
Матушка не знала и хорошо, что Кристи тайком просматривает объявления в местной газете, надеясь найти что-то «такое», что-то, что непременно окажется его местом, таким, что даже матушка не подумает сомневаться и противиться его поступлению туда.
Но... такого места не находилось уже долго. Если быть точным, около года.
Мальчик обнял кружку и вздохнул.
В дверь глухо брякнулась туго свёрнутая газета. Разносчик газет, Джонни, мечтал быть баскетболистом. Но поскольку газеты в каминных трубах горожан бы несколько расстроили, он предусмотрительно тренировался на входных дверях.
Кристи соскользнул с подоконника и пошёл забирать газету.
Дела города его слабо интересовали. С тех пор, как на прошлой неделе появилась заметка о том, что старый дом Мерихоли купил один очень известный и экстравагантный писатель, интересных новостей не попадалось. Писатель этот был одним из любимых у Кристи. Каждый раз, когда городская библиотека получала его новую книгу, старая миссис Логан посылала мальчику записку. И он мчался как ненормальный, что бы успеть первым открыть новенькую, пахнущую бумагой и типографской краской книжку и погрузиться в очередное, похожее на кельтский узор, повествование Уайтхилла.
Кристи открыл страницу с объявлениями:
«Мистеру Адриану Уайтхиллу требуется молодой человек на должность личного секретаря. Соискателей просим обращаться адресу: Серая аллея, дом 11. С нетерпением жду вас».
Кристи ещё раз прочитал коротенькую заметку. Ущипнул себя. Снова прочитал заметку.

Комментарии
2009-05-26 в 11:16 

Морис Роланд Снейк
Спасать людей! Убивать монстров! (главное - не перепутать!)
Лучафэрул Ухты.. )) И кто этот "воин Христа" - в смысле Майлз Кристи??

2009-05-26 в 13:34 

Лучафэрул
I am the son of the wind and rain (с) | Кофе, трубка и Армагеддон - неплохое начало для эры любви без закона (с) Калугин
Морис Роланд Снейк это, как говорят анимешнеги, "обычный японский школьник") В смысле, просто мальчик, который попадает)
Мы будем с Лисой дальше курить это дело, которе я давно-давно начал писать.

2009-05-27 в 05:11 

Морис Роланд Снейк
Спасать людей! Убивать монстров! (главное - не перепутать!)
Лучафэрул замечательно.
Просто у Чигиринской в "Сердце меча" встречался приметный весьма персонаж, шеэд (эльф), принявший после крещения имя Майлз (шо и значит "воин").. А по фамилии он был Кристи (что понятно без перевода)... ))))
Но то был совсем другой дядя.. вот же я и смотрю, что "простой японский мальчик", а вовсе не АУшка того. )))
Пешчыте исчо. Заинтриговали! ))

   

Сломанное радио

главная